Интервью Александра Крикуна

Капитан сборной «лаки лузеров» Александр Крикун – о трудностях командостроения, поливариантных вопросах и слабинке Шпинарёва.

- Ну что ж, победа досталась вам легко. На это и рассчитывали?

- Не знаю. Команда, конечно, очень сильная. Я считаю, что команда – звери. Такие должны выигрывать всё под ноль. Но из-за того, что в составе очень много индивидуально сильных игроков, мы, может быть, ещё не до конца сыгрались. Но, в принципе, надеялись, что выиграем несложно.

- Сколько нужно тренировок, чтобы слепить из двух команд одну?

- Мы собирались раз пять или шесть. Это далось совсем не просто. У меня складывалось такое впечатление, особенно на первых тренировках, что игроки пытаются доказать друг другу, кто из них сильней. Самое трудное было заставить их всех слушать друг друга, а не высказывать свою версию и убеждать в ней всю команду.

- Тяжело капитанить сразу тремя профессиональными знатоками?

- Вначале было очень тяжело. Если честно, у меня даже чуть руки не опустились. Они все профессионалы, всё… Понимаю, что, возможно, я не был для них авторитетом на первой нашей тренировке, но мне кажется, что в конце мне таки удалось заставить их чуть-чуть прислушиваться к моему мнению.

- Вопросы не показались лёгкими?

- Мне кажется, что вообще не бывает лёгких и тяжёлых вопросов: бывает «попали ли они сразу в мысль», «угадались ли». Не думаю, что они были лёгкие. С вопросами, которые подразумевают не один ответ, всегда тяжело. Бывают такие вопросы, где ты накидал две-три версии – и попробуй выбрать правильную. И то хорошо, и то хорошо, а времени всего минута. И вроде бы нельзя сказать, что ты неправильно думаешь. И вопрос вроде бы несложный: на первой секунде есть на него ответ. Но проблема в том, что ответов два-три. Сложность уже хотя бы в том, чтобы выбрать правильный.

- Есть вопрос, за который обидно?

- Мне кажется, самый обидный вопрос - о непойманных преступниках и политологии. Мы понимали, о чём идёт речь, но просто не смогли донести. Версия за столом была.

- Что скажете о действиях ведущего при зачёте ответа о гимне Люксембурга?

- Я считаю, что ответ мы дали правильный. Ситуацию знали, объяснили. Опять же, это такая тонкость: обидеться на дирижёра, на скрипача, на музыканта, на организаторов… По смыслу мы ответили правильно. Я понимаю, что подразумевал господин ведущий: что играли непосредственно музыканты, а значит, обидеться он должен был на музыкантов. Но в моём понимании виноваты всё равно организаторы. Музыканты что? Музыканты – исполнители.

- Дальше за выход в финал вам предстоит сразиться с командами Шпинарёва и Чивурина. Кого из них считаете более серьёзным соперником?

- Я не могу сказать, кого из них. Обе команды очень серьёзные. И там, и там очень сильные игроки. Конечно, когда Шпинарёв начинает шутить, мне кажется, он даёт слабинку. Игра становится интереснее, но добавляется слабинка в команде. А у Чивурина ребята шутят не за столом. Но на самом деле я и моя команда с уважением относимся ко всем соперникам. Мы готовы бороться с кем угодно. Думаю, этим составом, который сейчас у нас, мы должны пройти дальше. 

О нас

Новости

Интервью Анатолия Бугаева

Лучший из лучших Анатолий Бугаев – о звёздной болезни, недооценённых игроках и новых фокусах ведущего. 


Зрители


Геннадий Шпарберг
физик

Вопросы

Лига Звёзд. Четвертый Сезон.,
2013 г.
Автор: Артём Матухно,
г. Одесса
Капитан команды Алексей Блинов. Знатоки проиграли раунд.

Уважаемые знатоки, внимание, гэта!

Перед вами одна из разновидностей старинной японской обуви «гэта». 

Внимание, вопрос!

Представители какой творческой профессии во время работы носили такую высокую обувь?

Ответ